Лиза алерт почему так называется


Лиза Фомкина. Три года и одна жизнь - Дар рождения

Ее нашли утром. Нашли добровольцы, которые приехали в этот лес по призыву других таких же добровольцев. Потом, после смерти Лизы, эти самые добровольцы решат для себя, что дети не должны умирать в лесу. Не должны погибать мучительной смертью, не дождавшись никакой помощи. И создадут добровольный поисковый отряд. Отряд в честь погибшей девочки. Девочки, которую не успели спасти. «Лиза Алерт». Но это все будет потом. А 23 сентября 2010 года они найдут Лизу погибшей и поймут, что чуда не случилось.

Лиза Фомкина жила с родителями где-то на окраине подмосковного города Орехово-Зуево. Она любила свои игрушки, любила играть у фонтана и гулять со своей тетей Машей. 13 сентября 2010 года они вместе ушли на прогулку в лес и потерялись в нем, заблудившись на засыпанных пеплом от лесного пожара дорожках, в буреломах, не очень далеко от населенных пунктов. Родители Лизы побежали в полицию. Ребенка начали искать, но делали это вяло, подозревая во всем родителей, не видя в этом чрезвычайной ситуации. Спустя несколько дней в дело вмешалась коллега Лизиного папы. Она разместила объявление в интернете с призывом о помощи и начала расклеивать ориентировки. В Орехово-Зуево стали приезжать добровольцы, готовые помочь в поисках пропавшего ребенка. Тогда еще никто толком не понимал, что надо делать, но было ясно, что надо делать хоть что-то. Время шло, не было почти никаких свидетельств. Начали опрашивать буквально всех и везде. И вот в населенном пункте в 15 км от Орехово-Зуево сразу три свидетельства. Видели Лизу с тетей и двумя собаками, как они заходили в лес. Все это время добровольцы били во все колокола, просили СМИ помочь, рассказать, покричать. Но ответом была тишина. Лишь немногие откликнулись и дали информацию о пропавшем ребенке. Три года назад это не было новостью. Три года назад пропавшая в лесу девочка Лиза не была никому интересна.

Третьи выходные сентября — это праздник, день города Орехово-Зуево. По этому случаю с поиска ребенка отозвали всю полицию. Добровольцы, которые на тот момент еще не умели прочесывать лес, руководствуясь только желанием найти и спасти, ходили и искали. Меняли друг друга, звали друзей на помощь. Нашли следы в лесу, похожие на следы пропавших. Добились, чтобы на помощь пришли кинологи и усиленный наряд полиции.

Тело Маши, Лизиной тети, нашли в буреломе, она была почти без одежды. Только потом выяснится, что она отдала ее ребенку, чтобы как-то согреть. Полиция немедленно выгнала всех добровольцев из леса на весь световой день: при работе кинологов люди только мешают. В это время десятки добровольцев звонили всем своим знакомым, умоляя помочь, все понимали, что у ребенка последний шанс. Кинологи в лесу ничего не нашли. В ночь на 23 сентября 2010 года, скупив фонари во всей округе, люди огромной цепочкой снова зашли в тот самый лес и снова начали искать Лизу. И на утро нашли ее. Погибшей. А рядом лежала собака, которая грела и пыталась спасти девочку до последней минуты ее жизни.

И вот тогда информационное пространство наконец взорвалось и все начали писать о трагической истории, случившейся в подмосковном лесу. Чиновники важно и немного испуганно говорили о вине родителей. Депутаты сделали очередное заявление, потом кто-то еще, потом собрали пару совещаний и круглых столов.

У нас в России не принято уходить в отставку после таких историй. Но я хочу, чтобы вам всем сейчас стало хотя бы неуютно в ваших креслах. Хочу, чтобы все, кто читает эти строки, понимал: мы все виноваты в смерти Лизы. И я виновата не меньше вашего. Ведь я тоже сидела в кресле в редакции, находясь в новостной иллюзии, доверяя лентам агентств. «На месте работало 300 человек (!!!) от МЧС, задействовано...» — и далее по лживому шаблону. И я тоже могла поднять пятую точку или хотя бы просто открыть глаза, увидеть, проснуться. Мне до сих пор стыдно до слез.

Сейчас, спустя три года, есть большой отряд «Лиза Алерт». Есть методики, люди, техника, круглосуточная горячая линия. Теперь пропавший в лесу ребенок — это новость. Теперь все по-другому. Но каждый раз, когда меня спрашивают, что нами движет, что заставляет не спать сутками, пропадать в лесах, биться головой в двери чиновников, по моей спине проходит холодный электрический ток. Потому что я всегда буду помнить, как умирала пятилетняя Лиза Фомкина.

Источник

www.dar-rogdeniya.ru

Лиза Алерт - это... Что такое Лиза Алерт?

Лиза Алерт — добровольческий отряд, занимающийся поиском пропавших людей. Основная часть поисков проходит на территории московского региона и близлежащих областей. Приоритет отдается поиску детей и стариков, а также людей, заблудившихся в природной среде.

Функции отряда

  • Оперативный поиск пропавших без вести;
  • Круглосуточное дежурство координаторов поисковых работ и постоянная готовность к оперативному разворачиванию поисков с участием добровольцев, техники, спасательного оборудования;
  • Информационная поддержка поисковых мероприятий ПСО;
  • Субъективный анализ спасательных операций и оценка их эффективности.

Функции членов отряда

Удаленно работают:

  • информационный координатор предоставляет необходимые данные в штаб, направляет волонтеров;
  • инфогруппа занимается распространением информации в СМИ, привлечением добровольцев;

В штабе работают:

  • координатор руководит поисками;
  • связист обеспечивает радиосвязь;
  • картограф подготавливает карты района поиска, наносит на карту необходимую информацию;
  • дежурный медик;
  • регистратор отмечает прибытие и отъезд волонтеров, привезенное оборудование;
  • группа обеспечения обустраивает штаб и кухню;

В зоне поиска работают:

  • авиационная группа обследуют район с воздуха с помощью летательных аппаратов, в том числе с применением тепловизора;
  • вездеходы прочёсывают территорию на специальной автотехнике, транспортируют поисковиков;
  • следопыты, проверяют причастность следов и вещей к потерявшемуся;
  • кинологи работают как с поисковыми собаками (ищут по запаху человека), так и со следовыми собаками;
  • водники обследуют водоемы;
  • старшие руководят поисковыми группами от 2 до 30 волонтеров;
  • пешие волонтеры прочесывают местность, расклеивают ориентировки, опрашивают население;

Организация поисковых мероприятий

Заявки на проведение поисков поступают на круглосуточный телефонный номер или на сайт через специальную форму. Подать заявку может любой. Обычно это делают родственники и близкие потерявшегося или официальные службы. По принятии заявки определяются координатор и информационный координатор. Члены отряда оповещаются с помощью: темы на форуме, смс и е-мейл рассылок, твиттера[1]. Далее производится обзвон больниц. Добровольцы оповещают координатора поисков о готовности к выезду, формируются экипажи машин. Составляются и тиражируются ориентировки. Распространяется информация о поисках в интернете и СМИ. Подготавливаются и печатаются карты района поиска. По прибытии к месту поиска устанавливаются контакты с родственниками и близкими потерявшегося, с официальными задействованными службами (полиция, МЧС). Организуется полевой штаб, включающий в себя: штабную палатку, рабочие места радиста и картографа, дежурного медика, кухню, парковку. К координатору стекается вся имеющаяся информация. Территория разбивается на квадраты и зоны. Координатор направляет работать на местности группы волонтеров, учитывая их специализацию. Поступающие данные сводятся воедино, отмечаются обследованные территории. Если одна информация противоречит другой, то отрабатываются все возможные версии. Какие из поисковых мероприятий применять в конкретном случае решает координатор. Поиски ведутся как днем, так и, по возможности, ночью, до обнаружения потерявшегося. Активная фаза поисков прекращается по мере исчерпания возможностей и переходит в пассивную, до появления новой информации.

Деятельность

На декабрь 2011 года было принято заявок на 135 пропавших. Организовано 60 поисков. Было совершено бессчетное количество выездов.

Отряд выезжал в Крымск.

Отряд стал призёром премии РОТОР[2] в номинации «Интернет-сообщество года». Помимо непосредственно поисковых мероприятий отряд занимается следующей деятельностью:

  • привлечение и обучение добровольцев. Изучается первая помощь, работа с навигатором, радиостанцией, компасом, картография, руководство поисковой группой, руководство поисками и т. п.;
  • проведение тренировочных выездов, на которых отрабатываются всевозможные поисковые мероприятия;
  • работа со СМИ;
  • налаживание контактов с официальными и неофициальными организациями;
  • профилактика исчезновения людей;

Принципы

Отряд построен на добровольности, взаимовыручке, бескорыстности. ПСО «Лиза Алерт» не принимает денежную помощь, но берет оборудованием, продуктами, общедоступный список которых имеется на сайте Организации. ПСО не имеет расчетных счетов и виртуальных кошельков. Это принципиальная и неизменная позиция отряда. Желающие могут помочь распространением и/или сбором информации, оказать содействие в обеспечении отряда необходимым для поисков оборудованием или передать такое оборудование в дар.

Добровольцы

В отряде состоят люди всевозможных профессий и взглядов. Единственное, что всех объединяет: неравнодушие к чужой беде. Все делается на энтузиазме, за счет времени, сил и средств волонтеров. Каждый доброволец из спектра задач может выбрать себе подходящую. В отряд не допускаются несовершеннолетние.

Почему пропадают люди?

Легко теряются люди, неспособные самостоятельно ориентироваться в пространстве и оставленные без присмотра. К этой категории относятся малолетние дети, люди с психическими отклонениями, расстройством памяти, в том числе старческим. Отряду приходится искать жертв несчастных случаев и криминала. Отдельную категорию составляют т. н. «бегунки» — люди, скрывающиеся по собственной воле.

История создания

Идея создания отряда по поиску пропавших детей, пришла осенью 2010 года после поисков маленького Саши, заблудившегося в лесу под Черноголовкой и 5-летней Лизы Фомкиной, которая вместе с тетей заблудилась в лесу недалеко от Орехово-Зуева. Прототипом названия отряда стала международная система оповещения Амбер АЛЕРТ.

Примечания

На сегодняшний день существуют два варианта, две ипостаси Лиза Алерт. Первая, наиболее известная по сайту lizaalert.org — интернет-сообщество, возглавляемое избранным руководителем отряда Григорием Сергеевым. Вторая - официально зарегистрированный в Министерстве Юстиции отряд, существует только на бумаге и не проводит поиски пропавших.

Примечания

  1. ↑ @lizaalertorg
  2. ↑ РОТОР 2011

dic.academic.ru

«Мелочи»: поисковый отряд «Лиза Алерт» рассказал о том, почему пропадают дети | Милосердие.ru

В Международный день пропавших детей в Москве, в центре «Винзавод» открылась выставка поискового отряда «Лиза Алерт» «Мелочи», рассказывающая о том, почему и как пропадают дети. Выставку посетил наш корреспондент.

Поисковый отряд «Лиза Алерт» существует третий год. Он самоорганизовался в сентябре 2010, во время поисков пятилетней Лизы Фоминой, пропавшей в Подмосковье. Тогда милиция была слишком занята охраной порядка на Дне города и лес прочесывали около 500 добровольцев. Спасти девочку не успели, она умерла. С тех пор в России появилась служба добровольцев, которые ищут пропавших детей.

Выставка отряда «Лиза Алерт» проходит во второй раз. В прошлом году она была посвящена конкретным историям детей. Кого-то из них нашли живым и здоровым, кого-то нашли мертвым, а кого-то – так и не нашли. Когда речь идет о пропавших детях, у каждого из нас срабатывает защитный рефлекс. Но именно для того и создана эта выставка, чтобы трагедия не случилось с нашими детьми. В этом году волнтеры «Лиза Алерт» решили рассказать о причинах, по которым пропадают дети.

Выставка «Мелочи» не только способ агитации, но и художественное высказывание. В данном случае – погружение в кошмар, начинающееся словами: «представьте, что пропал ваш ребенок…»

Почему они исчезают, куда уходят?

Все случаи исчезновения детей можно условно разделить на несколько основных категорий.

«Бегунок» – так называли раньше детей, ушедших из дома. Причины побега-ухода могут быть самые разные, их и попытались представить авторы экспозиции. Постоянные скандалы в семье, насилие, банальная ссора с родителями. Подросток может единственный раз в жизни вспылить убежать из дома, и пропасть навсегда. По словам координаторов, возраст «бегунков» снижается, сейчас среди бегунков все чаще встречаются дети 8-10 лет.

Наши дети теряются в лесу, собирая грибы, бесследно исчезают в супермаркете, пока мама примеряет платье на распродаже в торговом центре. Уходят из дома после ссоры с родителями, боятся идти домой, получив двойку. Детские страхи, боязнь, что поругают за двойку или порванную одежду тоже могут стать причиной того, что ребенок не идет из школы домой.

Причины разные, результат – одинаковый: ребенок оказался на улице один. А дальше может случиться все что угодно. И, к сожалению, иногда случается.

Интересуйтесь жизнью своих детей! Не отмахивайтесь от разговоров с ними, ссылаясь на дела. Важны любые мелочи.

Время – жизнь

В этом углу выставки – валокордин возле телефона. В ватной тишине тикает метроном, отсчитывая драгоценные минуты, на стене висят часы. Несколько циферблатов пошли трещинами. Время упущено.

«Обращаться в полицию неудобно…», «Да куда он денется, погуляет и придет», «Только час прошел, рано беспокоиться». Специалисты отмечают – все самое плохое с пропавшими детьми происходит как правило в течение двух часов. Лучше понапрасну побеспокоить полицию и волонтеров, чем всю жизнь мучиться, упустив время.

Ребенок не пришел из школы? Заблудился в лесу? Не вернулся с прогулки? Начинайте поиски немедленно!

Сообщить о пропаже ребенка.

Я хочу к маме!

В конце экспозиции, у дальней стены подвального зала – стенд из черного стального листа. Сквозные буквы подсвечены с изнанки лампами. Если начать их читать, услышишь голоса детей, которых не нашли живыми. История маленькой девочки написана от первого лица. Был неудачный, но обычный день. В школе ее толкнул одноклассник а папа не встретил после занятий. Этот день стал последним в жизни девочки, потому что добрый дядя посадил ее в машину:

…Мы проехали мимо моего дома. Я сказала дяде, что нужно ехать вон туда, но он поехал совсем в другую сторону. Я испугалась и заплакала:

«Остановите машину, я дойду до дома сама!»

Другие дяди и тети, видели заплаканное лицо девочки в окне машины, но прошли мимо. И они, эти дяди и тети были мы с вами:

Я случайный свидетель. Я человек, спешивший на встречу. Я тот, у кого нет времени. Я тот, кто не лезет в чужие дела. Я тот, кто молчит.

Я тот, кто не виноват.

Как это бывает

Из блога Aнтона Борисова, Портленд, США:

Проснулся от неприятного звука. Мой мобильник никогда не издавал такого и я в нем ничего подобного не ставил. Оказалось, это Amber Alert. Так здесь называется сигнал тревоги, когда объявляется поиск ребенка. Он объявляется по всему штату. В текстовом сообщении была просьба следить за новостями. Также были приметы и номер машины, в которой предположительно был увезен пропавший ребенок. Тревога была объявлена в 5:45 утра, а в 8:30 – официально отменена. Ребенок был найден живым.

Снова и снова мы видим объявления в красной рамке: «Пропал ребенок». Мы делаем перепосты в соцсетях: «Пропал ребенок». Но есть ли от них толк? Есть. Но только, если найдется кто-то, кто видел пропавшего ребенка и узнает его по описанию. Так нашелся девятилетний Игнат, пропавший в Бибирево в декабре 2012.

Всматривайтесь в лица детей! Смотрите внимательнее, чтобы не допустить беды.

К сожалению, в России на сообщение пропаже ребенка активнее реагируют волонтеры, чем полиция. По словам координаторов, ситуация медленно, постепенно, но меняется. Во всяком случае, заявление о пропаже ребенка в полиции примут в первые часы, а не спустя неделю, как раньше.

Выставка «Мелочи» в московском центре современного искусства «Винзавод» работает до 1июня 2013, посетить ее можно с 10 до 22, вход бесплатный.

Редакция благодарит за помощь в подготовке материала координаторов «Лиза Алерт» Ирину Воробьеву и Григория Сергеева.

Текст и фотографии: Алиса ОРЛОВА

www.miloserdie.ru

Нормальные люди: Григорий Сергеев

— Как и почему вы начали участвовать в поисковых работах?

— Благотворительность, помощь детским домам, больницам — я никогда ничем таким не занимался, был абсолютно практичным человеком. Думал больше о себе, а не об окружающих, как, наверное, и большинство людей. Летом 2010-го в интернете постоянно мелькали посты с просьбой о помощи в поиске пропавшего человека. Каждый раз я думал: ну что за нелепая история? Там что, МЧС, что ли, нет? Увидев очередное объявление: «Поселок Черноголовка. Пятилетний мальчик Саша потерялся в лесу, нужны люди на внедорожниках, приезжайте», я решил, что поеду помогать. На площадке поиска было человек 20. Стояла машина МЧС, и рядом с ней курил один эмчээсовец. Спрашиваю его: «Остальные-то где? В лесу?» — «Да, из наших нет никого». Он, видимо, приехал присматривать за волонтерами. А люди все уставшие, после работы. Никто не понимает, что делать, как делать. Начали обходить лес. Нашли ребенка. Едем назад. И тут по радио говорят: «В лесу удачно завершились поиски ребенка. Мальчика нашел отряд МЧС, в поисках приняли участие 500 человек личного состава и 30 единиц техники». Тут я понял, как все это работает.

— В сентябре этого же года в лесу недалеко от Орехово-Зуева пропала Лиза Фомкина вместе с тетей. Ваш отряд был назван в память о девочке, верно?

— О Лизе мы узнали через репост в интернете на пятые сутки после пропажи. Сразу поехали. К тому моменту госслужбы искали пропавших, но абсолютно неэффективно. Пропажа девочки совпала с Днем города, и почти вся полиция была отправлена на дежурство. Те, кто начал искать Лизу и ее тетю, первым делом опросили деревню, и, по их словам, про пропавших никто ничего не знал. Наш доброволец в той же деревне нашел три свидетельства, из которых стало очевидно, что до этого пять дней полиция искала не в том лесу. В последнюю ночь в лесу работал отряд из 300 волонтеров. Добровольцы нашли мертвую девочку и тетю на десятые сутки после пропажи. Девочка умерла на девятый день. Мы опоздали на сутки.

До истории с Лизой мы не понимали масштабы проблемы. Считали, что государственные службы что-то делают. Ездят ведь «скорые», гаишники права проверяют. И казалось, что, если ты заблудился в лесу, тебя пойдут искать. История с Лизой показала, что не пойдут. Стало ясно, что с этим надо что-то делать. Мы решили создать площадку, которая объединила бы волонтеров. Через месяц заработал сайт, где мы объявили о поисковом отряде «Лиза Алерт». Термин «Алерт» взят от названия системы по поиску похищенных детей, которая успешно работает в США «Амбер Алерт». Ее принцип — мгновенное распространение информации о пропаже ребенка. Мы расширили понимание этого принципа, реагируем на все случаи пропажи людей: в лесу, в городе, ищем и взрослых, и детей.

— Сейчас «Лиза Алерт» занимает все ваше время?

— Да, я координирую поисковые работы семь дней в неделю. До этого я занимался бизнесом, у нас с супругой мебельный магазин, работал по 12 часов. За две недели до пропажи Лизы Фомкиной у нас родилась дочь. Я пропадал на поисках, а супруга, будучи в декрете, вела бизнес. Сейчас я присутствую в бизнесе только как консультант. Некоторых сотрудников, наверное, уже не узнаю в лицо, если увижу.

— Почему вы не принимаете финансовую помощь от тех, кто хотел бы поддержать «Лизу Алерт»?

— Мы сразу решили, что не будем заводить расчетных счетов, виртуальных кошельков, чтобы никто не подумал, что мы зарабатываем на поисках. Кто хочет помочь — пожалуйста. На сайте висит перечень того, что нам нужно. Мы всегда рады фонарям, аккумуляторам, батарейкам, пешеходным навигаторам, рациям.

Вместе с этим с самого начала мы решили не регистрировать свой отряд как НКО, мы избегаем лишнего документооборота. Кабинеты, перерывы на обед, подача заявок на рассмотрение — нам этим заниматься некогда. У нас все люди в лесу. Сегодня, например, четверг. Все, кто живет в деревне, знают, что завтра приедут городские. Потому деревенские спозаранок ушли в лес за грибами, чтобы городским ничего не досталось. К ночи ждем звонков от родственников тех, кто из леса не вернулся. У нас все быстро, получили заявку — выезжаем.

— Кто идет к вам в волонтеры?

— Люди разные, объединены они только пониманием того, что если мы не будем находить пропавших, то вряд ли кто еще этим займется. Каждый помогает как может. Есть, например, владелец вертолета, он готов за свои деньги поднять в воздух дорогостоящую технику и вести поиск. Другой волонтер приобрел нам штабной автобус, в нем есть монитор, куда мы грузим карту местности, удобный стол. Мы можем разрабатывать стратегию поиска уже по пути на место. Есть студенты, которые прочесывают лес ногами. Есть те, кто работает за компьютером в офисе, помогая распространять информацию о пропавшем и координируя волонтеров.

Те, кто участвует в выездах постоянно, уже плохо помнят, как выглядят их собственные дети. Поэтому решили ввести запрет на участие в поисках более суток без перерыва. Внимание и эффективность падают. Мы настаиваем на том, чтобы координаторы отдыхали не в машине на месте поисков, а ехали домой и не забывали, что у них есть семья, работа, дом.

У заблудившихся вместо логики активируются знания из курса природоведения за третий класс: муравейник на юге, мох на севере. А это полная чушь

— Я слышала, что некоторых поиски так увлекают, что  они бросают семьи, уходят от мужей и жен.

— Это очень эмоциональная работа. Возможно, в экстремальном режиме поисков человек оказывается готов принять решения, которые давно назревали, но он боялся себе в этом признаться.

— Вы ведете статистику, сколько людей теряется в московском регионе?

— Сейчас, в сентябре, в Подмосковье теряется до десяти человек ежедневно, мы знаем о единицах. В год «Лиза Алерт» выезжает в область более ста раз. Если хотя бы скромно предположить, какова реальная статистика, мы получим картину в несколько тысяч пропавших в год. Возьмем скромную цифру в три тысячи пропавших в Московской области за год. Из них как минимум 500–600 человек погибли.В лесу люди чаще всего остаются из-за собственной беспечности. Обывателям лес представляется досуговым центром, куда можно идти без компаса и навигатора. А если заблудились, вместо логики у большинства активируются знания из курса природоведения за третий класс: муравейник на юге, мох на севере. А это полная чушь. Мох, где вырос — там и мох. Иной раз на южной стороне его больше, чем на севере. Если вы заблудились, идти нужно в одном направлении, пока не выйдете на дорогу, к электрическим проводам, ручью или реке. И ночью на земле спать ни в коем случае нельзя.

— Какова активность полиции в поиске пропавших?

— По закону именно полицейские должны искать пропавших, как только получат заявку на розыск. Дальше все зависит от профессионализма конкретного подразделения. В большинстве случаев они вообще не приезжают. Хотя в некоторых районах мы их уже встречаем. Пока в лес идут без навигатора, фонаря и в лакированных туфлях, но идут.

Если же мы ведем поиск в городской черте, полиция сильно помогает.

Полицейский, например, как-то спросил: «Ну и зачем ты здесь. Вот мне сказали приехать — я приехал. А ты зачем?»

— А как ищут пропавших в Европе?

— Поисковые мероприятия чаще всего организованы при помощи волонтерских отрядов. Но при этом государство предоставляет таким отрядам помещение для штаба и необходимую технику, включая вертолеты. Где-то поиском занимается специальный отряд спасателей. Недавно мы смотрели видео о спасательной операции в Скандинавии, где три вертолета спасали бобра, застрявшего на скале. В голове не укладывается, как такое может быть.

— Как происходит момент встречи найденного человека с родственниками?

— Когда человека нашли за несколько часов — тогда да, все очень рады. Если поиски затянулись, тот, у которого пропал родной человек, успевает впасть в отчаяние. А тот, кого искали, — в стрессовом состоянии. И при встрече у обоих — шок. Никакой радости.

— Как вас благодарят те, кого вы спасли? Их семьи?

— Часто предлагают деньги, но мы всегда отказываемся. Мы работаем не за деньги и не за спасибо. Просто у нас личная потребность исправлять мир к лучшему. Хотя сегодня это и сложно осознать, делать что-то безвозмездно — это нормальное желание. На нас часто смотрят, как на музейные экспонаты. Половина уверена, что нам платят. Остальные мучительно хотят понять внутренний мир волонтера. Полицейский, например, как-то спросил: «Ну и зачем ты здесь. Вот мне сказали приехать — я приехал. А ты зачем?»

— Что у вас в планах?

— Мы предложили правительству Москвы создать систему быстрого реагирования. Она объединит волонтеров, государственные структуры и коммерческий сектор. Наша задача наладить коммуникацию между этими звеньями. Так, городские билборды могут оказаться эффективной ориентировкой на пропавшего. Но это чья-то собственность, и кто-то теряет в деньгах, если там размещена не реклама зубной пасты, а фото пропавшего.

Или другой пример: если человек пропал в городе, его легко отследить по мобильному телефону и спасти. Чтобы нам дали возможность его запеленговать, приходится тратить пару недель времени и пару ведер нервов. А счет идет на часы! Это простая вещь, но в режиме «срочно» она доступна спецслужбам, а не «Лизе Алерт». Наша задача — собрать все эти методы поиска в одну слаженную систему.

— Спасать человеческие жизни нужно. Это понятно. Но когда тебя недополучают самые близкие, когда ты фактически перестаешь быть кормильцем в семье, это цена за что? Сообщество создано, волонтеры работают. Вы не думали, что вам пора оставить отряд?

— Думал, конечно. «Лиза Алерт» — это локомотив. Если вы успеваете нажимать на нужные рычаги, он едет верно, если нет — все равно едет, но может сбиться с маршрута. У меня нет уверенности, что поисковый отряд будет столь же эффективно работать без меня. Потому я здесь.

www.mn.ru


Смотрите также